Мария Голицына - княгиня, проигранная в карты


Михаил Лермонтов в произведении «Тамбовская казначейша» поведал читателю невероятную историю, в которой штаб-ротмистр Гарин, остановившись ненадолго в Тамбове, выиграл у местного казначея Бобковского его супругу, прекрасную Авдотью Николаевну. По тем временам поэма показалась бы скандальной... Но дело в том, что в ее основе лежал реальный случай! Правда, приключившийся в Москве, а вовсе не в Тамбове, и участниками ее являлись не какие-то там штабротмистр и казначей, а князь Голицын и граф Разумовский.

И, разумеется, наличествовала проигранная в карты жена-красавица. Княжна Вяземская Мария Григорьевна являлась признанной красавицей, волоокой и статной. Когда 15-летняя княжна впервые вышла в свет в 1794-ом, все восхищались ее античным обликом, сравнивали с Юноной и предрекали богатых женихов.

Так и случилось: к ней посватался Голицын Александр Николаевич, князь. Человек он был до крайности неприятным, вспыльчивым и неделикатным. Несчастная княжна с первого взгляда прониклась к нему неприязнью, она даже его боялась. И слезно умоляла родителей отказать Голицыну.

Но князь был чрезвычайно богат: 34000 крепостных. И был мастером пустить в глаза пыль, причем пыль золотую, ибо его расточительность шокировала даже много повидавших. Князь Голицын поджигал трубки ассигнациями, извозчикам бросал золото, а цыганам – драгоценности.

Вяземские все-таки согласились отдать ему дочку, и он подарил невесте настолько роскошный убор из бриллиантов и жемчугов, что общество сочло это просто неприличным: убор был ценнее, нежели те, которые царские невесты надевали на свадьбу.

Увы, не сохранилось на одного портрета Марии Григорьевны, лишь гравюра, сделанная с одного из них. Правда, есть стихотворное описание, сделанное Лермонтовым, ведь в образе Авдотьи Бобковской, тамбовской казначейши, он показал именно юную Вяземскую. Кстати, самому Лермонтову доводилось видеть Марию Григорьевну лишь на портретах, но ее красота очень впечатлила его, и он использовал в своих строках такие эпитеты: «прелакомый кусок», «высокая, полная грудь», «бела как сахар», «перламутровые зубки» и т.д.

Так Мария Григорьевна сделалась княгиней Голицыной. В обществе ее называли «печальная красавица» - она действительно была все время печальна. Муж богато одевал ее и возил по всем балам, словно желая похвастаться ее красотой. Но в уединении супружеской опочивальни меж ними, вероятно, установились весьма неприятные для юной дамы отношения.

Болтливая прислуга уверяла, что князь Голицын заставлял жену исполнять супружеский долг и поколачивал ее. Еще более несчастной стала Мария Григорьевна, когда повстречала графа Разумовского.

Лев Кириллович был выдающейся личностью. Умный, добрый, обаятельный, Разумовский пленял сердца женщин, но никогда не злоупотреблял их чувствами. Княгиня Голицына ясно себе представила, какой счастливой была бы ее судьба, если бы ее мужем стал вот такой славный человек, а не ненавистный ей Голицын.

Вяземский П. И. в подробных мемуарах писал о Разумовском так: «Лев Кириллович являлся также замечательной и особенно сочувственной личностью. Он не оставил после себе воспоминаний на каком-либо государственном посту, но много в памяти людей, знавших его. Генерал-майор в отставке, он долго жил в допожарной и допотопной Москве, забавлял ее балами, спектаклями, концертами и праздниками, как в своем доме на улице Тверской, так и в красивом загородном Петровском.

Был он человеком высокообразованным: любил книги, музыку, картины, науки, художества, ваяние. Кажется, именно у него первого в Москве появился в доме зимний сад. Это смешение искусства с природой придавало еще новое разнообразие и прелесть праздникам его. Граф был истинным барином в полном и истинном значении данного слова: утонченно вежливый и добродушный, любил он давать удивительные праздники, чтобы веселить и угощать других.

В молодости Лев Кириллович был большим волокитой. Дмитриев рассказывал, что на петербургские гауптвахты ему постоянно приносили, на надушенной тонкой бумаге, записки, вероятно, написанные руками женщин. Спешил он давать ответ на них на всегда имеющейся у него щегольской и красивой бумаге.

Так утешал он себя в скучных и душных стенах неопрятной караульни. Позже полюбил он княгиню Голицыну, супругу богача, которого в Москве прозвали «cosa rara». Он был страстно влюблен в нее до самой своей смерти...».

«Cosa rara» означает «редкая вещь». Но в отрицательной коннотации. Голицын Александр Николаевич действительно являлся редкостным негодяем: во-первых, мучил жену, во-вторых, оказался патологическим мотом и самодуром. Пустил по ветру почти все состояние, из-за которого за него и выдали несчастную Марию Григорьевну.

Помимо этого, он был одержимым картежником, впрочем, в этом факте как раз ничего негативного не видели: карточными играми увлекались все, это было модно...

Но не все с такой одержимостью играли, как Голицын. На это и рассчитывал граф Разумовский, дабы вызволить из рук подлеца «печальную красавицу», ведь он и сам отчаянно в нее влюбился.

...Были ли Лев Кириллович и Мария Григорьевна любовниками – это неизвестно. Но что они друг друга любили страстно – это без сомнения. Граф даже намеревался вызвать князя на дуэль. Дуэль действительно состоялась, но прошла она за игорным столом. Когда точно произошла та знаменитая игра, которая затянулась на всю ночь и принесла Марии Григорьевне вначале позор, а потом счастье и свободу? Историки называют различные даты: 1799-ый, 1801-ый и 1802-ой.

Наверное, точный год не так важен, а важен удивительный факт. Играя всю ночь с Голицыным, обыгрывая его вновь и вновь, доведя его до исступления, Разумовский в итоге предложил князю («находившемуся в тильте», как сказали бы сегодня) поставить на кон... супругу! А сам ставил все, что успел выиграть у Голицына.

Князь сначала отказался, но граф сказал, что тогда покидает его гостеприимное жилище и завтра пришлет человека за своим выигрышем... А выиграть Разумовскому у Голицына удалось целое состояние!

Александр Николаевич подумал еще раз и решил рискнуть. Он сделал ставкой свою жену - Марию Григорьевну. И опять проиграл. Разумовский забрал с собой лишь Марию Григорьевну, а остальной выигрыш оставил Голицыну.

Он увез прекрасную женщину к себе и жил с ней с тех пор, как с женой. И хотя Мария Григорьевна была счастлива избавиться от мужа-тирана, она была сильно оскорблена фактом, что ее, рожденную княжной Вяземской, поставили на карту, как простую крепостную девку. И, естественно, это происшествие стало известно всему высшему свету и опозорило ее.

Эта скандальная история стала предметом пересудов во всех домах Петербурга и Москвы. Такая широкая огласка оскорбляла Марию Григорьевну, и она проливала сердитые слезы. С другой стороны, именно огласка произошедшего позволила ей добиться развода с Голицыным.

Развестись в России в старину было делом непростым. Но Патриарх в данной вопиющей ситуации увидел основательную причину расторгнуть брак, поскольку его священные узы и так были поруганы.

Лев Кириллович и Мария Григорьевна обвенчались. Но отныне красавица пребывала в положении отверженной миром. Развод, а тем более последующий брак, в России просто не признавался. При всей симпатии к графу Разумовскому и к его удивительной любовной истории, в высшем свете принимать его супругу не могли.

Спасителем положения оказался император Александр Первый. Император был романтиком, сам познал страсть любви и старался покровительствовать влюбленным. Он специальным распоряжением разрешил графу Шереметеву взять в жены свою крепостную Прасковью Ковалеву. И одним только приглашением на танец смог вернуть доброе имя Марии Григорьевне.

Это стало настоящей интригой. На больших великосветских балах, на которых могли появиться представители царской семьи, Мария Григорьевна бывать больше не могла: ведь такая грешная женщина, которая развелась и вторично вышла замуж, не имела права находиться в одном доме с помазанниками Божьими.

Чета Разумовских посещала только небольшие семейные праздники. И вот на один их таких праздников в доме Кочубеев нежданно прибыл император и пригласил графиню Разумовскую на танец. Подозревали, что это дядюшка Льва Кирилловича, граф Гудович, бывший в ту пору генерал-губернатором Москвы, просил государя о такой услуге Разумовским.

Александр Первый демонстративно подошел к нашей героине и громко произнес: «Мадам графиня, не желаете ли Вы оказать честь станцевать со мной полонез?»

Ежели государь посчитал, что Разумовская достойна его общества, то все остальные и подавно были обязаны принять ее в качестве равной себе, позабыв все ее прегрешения. Что, впрочем, всем далось легко, поскольку Марию Григорьевну и Льва Кирилловича любили в свете, сочувствовали им, а отвергали всего лишь из-за следования традициям.

Чета Разумовских прожила 16 лет в счастье и гармонии. Детей у них, о чем они оба сожалели, не было. Но зато супруги взяли в семью двух воспитанниц и воспитанника. В свете поговаривали, будто бы это отпрыски Льва Кирилловича от крестьянок... Ведь даже самая горячая любовь к жене в ту пору не становилась препятствием для развлечений с крестьянками.

Особняк Разумовских сохранился до нынешних дней: это дом Английского клуба на улице Тверской в Москве, ставший при советской власти Музеем Революции. В войну с Наполеоном он был прилично разорен, а в главной гостиной французы забивали скот, бесповортно испортив шпалеры и наборный паркет.

Однако неприязни к Франции супруги не приобрели и по окончании войны предпочитали по полгода проводить там, а также в Италии.

По примеру бывшего и нынешнего мужей, Мария Григорьевна полюбила азартные игры. Она ежегодно уезжала на модные курорты, на которых не только лечились водами, но еще и много играли. Именно курорты 19 столетия являлись центром игровой индустрии Европы.

Разумовская полюбила рулетку и постоянно оставляла в казино частицу состояния их семьи. Впрочем, ее муж был так богат, что большого ущерба ее увлечение рулеткой не приносило.

Кроме того, Мария Григорьевна не являлась настолько уж азартной дамой и всегда умела остановиться вовремя. Она пережила мужа. Лев Кириллович умер в 1818-ом, графиня же дожила до 1865-го: до 86 лет! И будучи одряхлевшей старухой, она продолжала посещать курорты и поигрывать на рулетке, уверяя, что сочетание азарта от игры и целебных вод придает ей сил, продлевая жизнь. Она даже успела посетить первый открывшийся в Монако игорный дом.